Preview

Вестник трансплантологии и искусственных органов

Расширенный поиск
Том 23, № 2 (2021)
Скачать выпуск PDF

СТРАНИЦА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 

ТРАНСПЛАНТАЦИЯ ОРГАНОВ 

8-12 81
Аннотация

Коронарная ангиография как скрининговый метод выявления поражения коронарного русла приобретает все большее значение в деятельности трасплантологических центров. Ангиографическое исследование коронарных артерий выполняется потенциальным реципиентам различных органов, родственным донорам и ежегодно реципиентам сердца. Учитывая тяжелое состояние реципиентов в раннем посттрансплантационном периоде и ежегодные ангиографические исследования, необходимо стремиться к уменьшению лучевой нагрузки на организм и снижению дозы используемых рентгеноконтрастных препаратов.

Цель: оценка возможности применения ротационной коронароангиографии в деятельности трансплантологического центра.

Материалы и методы. Наблюдали 254 пациента, которым выполнили коронароангиографию. Возраст исследуемых составлял от 21 до 79 лет (ср. 46,92 ± 1), 90% были мужчины. Все пациенты были разделены на две группы: в 1-ю группу входили 142 пациента, которым выполняли ротационную ангиографию коронарных артерий, 2-я группа была контрольной (где выполнялась классическая полипроекционная КАГ) и включала 112 человек. Первая группа была разделена на 2 подгруппы – это подгруппа пациентов после трансплантации сердца, которым вместе с коронароангиографией выполняли эндомиокардиальную биопсию (n = 51), и подгруппа пациентов которым выполняли только ротационную коронароангиографию.

Результаты. У 91% пациентов КАГ была выполнена радиальным доступом. В первой группе стенотическое поражение было выявлено у 33 пациентов: у 19 – однососудистое, у 9 – двухсосудистое, у 5 – трехсосудистое поражение. Всего было выявлено 56 гемодинамически значимых стенозов, 9 из которых составляли хронические тотальные окклюзии. У 83 пациентов (60%) было достаточно выполнения всего по 2 серии ротационных съемок (одна – левой коронарной артерии и одна – правой). У 32 (23%) пациентов потребовалось выполнение еще одной уточняющей проекции, у 17 – двух и у 9 – от 3 до 5 дополнительных проекций. В 3 случаях был переход на полипроекционную коронароангиографию. Среднее количество использованного контрастного вещества составило 24,4 ± 0,9 мл, средняя доза рентгеновского облучения составила 34561,3 ± 1695,2 mGycm2. Потребность в контрастном веществе была достоверно выше в группе сравнения и составляла 24,4 ± 0,9 и 103,5 ± 1,7 мл соответственно. Средняя доза рентгеновского облучения в основной группе составляла 34561,3 ± 1695,2 mGycm2, в группе сравнения 41430,9 ± 4141,7 mGycm2, однако достоверного различия в группах не было. Подгрупповой анализ показал, что пациенты, которым выполняли только ротационную КАГ, имели меньшую лучевую нагрузку по сравнению с пациентами, которым выполняли КАГ в сочетании с ЭМБ, а также достоверно меньшую нагрузку, чем в группе сравнения.

Заключение. Ротационная коронароангиография может рассматриваться как метод выбора в деятельности трансплантологических центров, где требуется скрининговая диагностика состояния коронарного русла, эквивалентный по информативности и безопасности. Ротационная коронароангиография позволяет более чем в три раза уменьшить количество вводимого контрастного вещества, что, в свою очередь, снижает число сопутствующих этому рисков осложнений, а также уменьшить лучевую нагрузку на пациентов и медицинский персонал.

13-20 94
Аннотация

Введение. Для предупреждения посттрансплантационных осложнений, связанных с несбалансированной иммуносупрессией, необходимы объективные показатели, отражающие состояние иммунной системы и ассоциированные с дозой иммуносупрессанта. При трансплантации печени детям важным показателем гепатоцеллюлярной функции и восстановления антропометрических характеристик является инсулиноподобный фактор роста-1 (ИФР‑1), который проявляет свойства как неспецифического, так и селективного иммуномодулятора.

Цель работы – оценить связь уровня гормона роста и ИФР‑1 с дозой и концентрацией такролимуса в крови детей – реципиентов печени и определить возможности использования уровня ИФР‑1 для подбора дозы препарата, необходимой для достижения его целевой концентрации в крови.

Материалы и методы. Обследовано 156 детей в возрасте от 2 до 105 (медиана – 8) месяцев с циррозом печени различной этиологии, которым выполнялась трансплантация печени от живого родственного донора. Концентрацию гормона роста и ИФР‑1 определяли в плазме крови до, через месяц и год после трансплантации с помощью иммуноферментного метода. Остаточную концентрацию такролимуса измеряли в цельной крови пациента иммунохимическим методом.

Результаты. Уровень гормона роста в крови детей – реципиентов печени не коррелировал с дозой или концентрацией иммуносупрессанта такролимуса через месяц или год после трансплантации, тогда как содержание ИФР‑1 было прямо связано с дозой такролимуса через год (r = 0,41, р = 0,001), но не через месяц после операции. У реципиентов с неосложненным течением посттрансплантационного периода коэффициент корреляции (r = 0,51, p = 0,002) был выше, чем у реципиентов с осложнениями (r = 0,26, p = 0,17). Диагностическая эффективность уровня ИФР‑1 как объективного критерия для подбора дозы такролимуса, необходимой для достижения его целевой концентрации в крови, составила 0,80 ± 0,11; 95% ДИ [0,58–1,00] (p = 0,007). У реципиентов с уровнем ИФР‑1 в крови ≥115,7 нг/мл вероятность назначения дозы такролимуса ≥0,25 мг/кг/сут была в 14 раз выше, чем у детей с меньшим содержанием ИФР‑1 в крови. Расчетная точность теста составила 83%, положительная прогностичность – 71%, а отрицательная прогностичность – 85%.

Заключение. Выявлена корреляция уровня ИФР‑1 с величиной дозы такролимуса у детей – реципиентов печени через год после трансплантации. Диагностическая эффективность ИФР‑1 как потенциального показателя для подбора дозы такролимуса, необходимой для достижения его целевой концентрации в крови, составляет 80%, что позволяет рекомендовать дальнейшее изучение теста для оценки эффективности иммуносупрессии и подбора индивидуальной дозы имунносупрессанта.

21-29 282
Аннотация

Цель. Оценить 1- и 5-летнюю выживаемость трансплантатов и реципиентов после первичной и повторной трансплантации почки, сравнить результаты в зависимости от возраста реципиентов.

Материал и методы. Проанализированы исходы лечения 364 пациентов, перенесших трансплантацию почки в НИИ СП имени Н.В. Склифосовского в период с 2007-го по 2019 г. Из них 213 пациентам трансплантация почки была выполнена впервые, у 151 больного – повторно. Проведен анализ влияния предшествовавших трансплантаций, а также возраста реципиентов на показатели отдаленной выживаемости.

Результаты. Достоверной разницы в 1- и 5-летней выживаемости реципиентов почки после первичных и повторных трансплантаций выявлено не было. В то время как отдаленная выживаемость трансплантатов, напротив, существенно зависела от этого критерия и после первичных трансплантаций оказалась достоверно выше. 1- и 5-летняя выживаемость реципиентов старшего возраста была ниже, чем выживаемость молодых после первичной и повторной трансплантации почки. 1-летняя выживаемость трансплантатов у молодых реципиентов после первичной трансплантации почки была выше, чем у старших реципиентов этой же группы, однако значимых отличий в 5-летней выживаемости почечных трансплантатов не было. После повторных трансплантаций достоверных различий в 1- и 5-летней выживаемости трансплантатов почки в зависимости от возраста реципиентов не выявлено.

Заключение. Наличие у реципиента в анамнезе предшествующих трансплантаций является важным фактором, влияющим на исход пересадки почки, что необходимо учитывать в клинической практике.

30-35 132
Аннотация

Цель. Оценить частоту развития, определить особенности течения инвазивного аспергиллеза легких (АСП) и выявить факторы риска развития заболевания у реципиентов после трансплантации сердца (ТС).

Материалы и методы. C января 2010-го по декабрь 2019 г. было выполнено 137 ТС: средний возраст 46 ± 14 лет; мужчин – 102 (74%), женщин – 35 (26%). Все пациенты получали трехкомпонентную иммуносупрессивную терапию: ингибиторы кальциневрина, микофенолата мофетил (ММФ) и глюкокортикостероиды (ГКС). Индукционная терапия была представлена базиликсимабом (81%, n = 111) и антитимоцитарным иммуноглобулином (15%, n = 20). Проведен ретроспективный анализ пациентов с выявленным инвазивным АСП, перенесенным после ТС, оценены факторы риска развития АСП. У пациентов с ранним АСП изучены длительность нахождения в отделении реанимации (ОР) и продолжительность ИВЛ, исходная тяжесть состояния. Всем пациентам с подозрением на пневмонию проводились бронхоскопия с исследованием бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ) и компьютерная томография грудной клетки (КТ ОГК).

Результаты. За время наблюдения было зарегистрировано 58 эпизодов пневмоний, из них 16 (28%) – АСП (возраст от 33 до 64 лет). У всех пациентов был целевой уровень концентрации иммуносупрессивных препаратов в крови, у 15 из 16 пациентов в качестве индукционной терапии был применен базиликсимаб. У половины реципиентов АСП развился в ранние сроки после ТС (менее 3 месяцев после ТС), у остальных (n = 8) – в поздние сроки (3 месяца – 1 год после ТС). Диагноз был верифицирован: у 14 из 16 пациентов наблюдалось повышение коэффициента позитивности антиген Aspergillus в БАЛ до 7,2 (2,8 ± 1,6), имели место специфические изменения по КТ ОГК. У двух пациентов диагностические критерии АСП отсутствовали, но диагноз был поставлен по результатам гистологического исследования после резекции нижней доли левого легкого. Всем пациентам проводилась терапия вориконазолом продолжительностью от 2 до 6 месяцев, коррекция иммуносупрессивной терапии (коррекция дозы такролимуса и ММФ) и контроль уровня лейкоцитов в динамике. Полное излечение заболевания было достигнуто у 13 (81%) пациентов. Двое больных умерли в течение 30 дней после ТС в отделении реанимации, один – от заболеваний мочеполовой системы, вызванных бактериальной флорой и приведших к развитию уросепсиса, через 4 месяца после начала лечения АСП. У всех пациентов имели место факторы риска развития АСП: прием иммуносупрессии, в том числе ГКС (n = 16), длительное пребывание в ОР (n = 14), инотропная поддержка более 2 суток в раннем посттрансплантационном периоде (n = 10), кахексия на момент ТС (n = 6), лейкопения (n = 9) и нейтропения (n = 14).

Заключение. У пациентов после ТС встречаемость АСП среди инфекций дыхательных путей составляет 28%. Наиболее высоким риск развития АСП был в течение первого года после ТС. У большинства реципиентов заболевание было выявлено на начальных стадиях, в 12% случаев для диагностики потребовалось проведение оперативного вмешательства. Снижение риска развития АСП было ассоциировано с коррекцией следующих факторов риска этого заболевания у всех пациентов: объем иммуносупрессивной терапии в течение первого года после трансплантации и предотвращение развития нейтропении как маркера инфекционных осложнений или переизбытка иммуносупрессии. Ранняя диагностика АСП позволила у большинства реципиентов начать своевременную специфическую терапию и добиться положительного эффекта у 80% из них.

36-40 84
Аннотация

Трансплантация почки вот уже более 60 лет является лучшим способом заместительной терапии для пациентов с терминальными заболеваниями почек. В Республике Казахстан на 29 января 2020 года, по данным РКЦТ РК «Республиканский координационный центр по трансплантации», число пациентов в листе ожидания на трансплантацию почки составляет 2675 человек. Вопрос трупного донорства в нашей стране является проблемным в силу различных причин. За последние пару лет и так невысокие показатели трупных доноров снизились более чем в 2 раза.

Цель. Дать объективную оценку эффективности проведения трансплантации почки от кадавра с целью указать на необходимость в развитии трупного донорства и решения задач по уменьшению пациентов, находящихся в листе ожидания.

Материалы и методы. В ТОО «ННОЦ» за период с 2010-го по 2020 год проведено 52 трансплантации почки от трупного донора. Возрастная группа реципиентов составляла от 20 до 75 лет. В большинстве случаев исходом терминальной формы хронической почечной недостаточности являлись хронический гломерулонефрит (76%), пиелонефрит (1,9%), поликистоз почек (9,6%) и диабетическая нефропатия (11,5%).

Результаты. Годичная выживаемость составила 96%, пятилетняя выживаемость – 86%. В 13 случаях наблюдалась отсроченная функция трансплантата. В одном случае (1,92%) интраоперационно произошло сверхострое отторжение трансплантата почки, не поддающееся лечению высокими дозами глюкокортикостероидов, трансплантат почки был удален. У двух пациентов (3,8%) в раннем послеоперационном периоде, на 2‑е и 7‑е сутки после операции, развилась клиника острого отторжения трансплантата почки, после купирования криза отторжения лекарственной терапией функция трансплантата была восстановлена. Летальный исход наступил у одной пациентки (1,92%), причиной стала двусторонняя пневмония, которая привела к сепсису и смерти пациентки.

Заключение. Выживаемость графта и реципиента после трансплантации почки от посмертного донора сравнима с показателями после трансплантации почки от живого донора. Решение задач по увеличению количества трансплантации органов от кадавра не должно лежать целиком и полностью на плечах врачей-трансплантологов, эту задачу необходимо решать и на уровне государства с проведением постоянной пропаганды для разъяснения гражданам нашей страны необходимости реализации программы трупного донорства.

41-51 102
Аннотация

Цель. Оценить ранние и отдаленные результаты аллотрансплантации трупной почки (АТТП) на основании ретроспективного анализа 71 случая лечения в условиях Красноярской краевой клинической больницы (ККБ).

Материалы и методы. С марта 2014-го по июнь 2019 г. выполнена 71 трансплантация почки в условиях ККБ. Среди реципиентов количество мужчин составило 42 (59,15%), женщин – 29 (40,85%). Возраст больных варьировал от 20 до 59 лет (средний возраст 39,6 ± 8,14 года). Причинами терминальной хронической болезни почек и дальнейшей АТТП являлись: хронический гломерулонефрит, хронический тубулоинтерстициальный нефрит, гипертоническая нефропатия (ГН), диабетическая нефропатия в исходе сахарного диабета I типа (ДН), нефропатия смешанного генеза (ГН + ДН), пузырно-мочеточниковый рефлюкс, врожденная ангиодисплазия почек, синдром Альпорта. Среднее количество несовпадений по HLA составило 4,5 ± 0,9.

Результаты. Продолжительность госпитализации составила в среднем 34,05 ± 9,56 дня. Первичная функция наблюдалась у 32 (45,08%) пациентов, отсроченная – у 39 (54,92%). Осложнения после трансплантации зафиксированы у 23 (32,39%) пациентов, из них у 12 (16,9%) – в раннем посттрансплантационном периоде, у 15 (21,13%) – в позднем посттрансплантационном периоде. Наиболее часто диагностировались иммунологические, инфекционные и урологические осложнения, реже – сосудистые, хирургические, онкологические и другие. Годовая выживаемость трансплантатов составила 87,3%. Выживаемость пациентов – 95,77%. Летальный исход на раннем посттрансплантационном этапе наступил у 1 (1,4%) пациента, на позднем посттрансплантационном этапе – у 2 (2,81%) пациентов. Госпитальная летальность – 1 случай (1,4%).

Заключение. Трансплантация почки является наиболее эффективным способом лечения терминальной стадии хронической болезни почек. На основании наших данных 87,33% трансплантаций прошли эффективно. Однако у 32,39% пациентов наблюдались послеоперационные осложнения. Подавляющее количество осложнений имели обратимый характер, были корригированы консервативным или оперативным путем. Тем не менее утрата трансплантата зафиксирована у 12,67% пациентов. Успешность трансплантации зависит от ряда факторов, связанных как с донором и реципиентом, так и с иммунологическим статусом и технологией выполнения операции, а персонифицированный подход к реципиентам способствует снижению послеоперационных осложнений, предупреждению нефротоксичности и реакции отторжения.

Заместительная почечная терапия 

52-59 72
Аннотация

Кальциноз митрального кольца (КМК) – хронический дегенеративный процесс с вовлечением фиброзной части митрального комплекса, характеризующийся отложением кальция, потерей функции клапана. Распространенность КМК составляет 8–10%, но несмотря на ее распространенность, клиническая значимость КМК недооценена. В настоящее время имеются сообщения, что полная декальцинация приводит к улучшению отдаленных результатов у больных с тяжелым КМК. Выполнен анализ непосредственных результатов операций на митральном клапане у больных с тяжелым кальцинозом митрального кольца с декальцинацией. Кальцинированное фиброзное кольцо подверглось во всех случаях полной декальцинации, отложения кальция удалялись единым блоком, в 6 случаях реконструировано ксеноперикардиальной заплатой, в 2 случаях выполнено ушивание фиброзного кольца. Два случая госпитальной смертности, причиной у одной больной послужила острая сердечная недостаточность на 8-е сутки, у второй – ТЭЛА на 30‑е сутки после операции. Осложнений, связанных с травмированием коронарной артерии, разрывом задней стенки левого желудочка не было. Опыт лечения тяжелого кальциноза митрального клапана с обширной декальцинацией фиброзного кольца и последующей реконструкцией дает удовлетворительный результат.

КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ 

60-66 114
Аннотация

Актуальность. Фокально-сегментарный гломерулосклероз (ФСГС) трансплантата у реципиентов почки – редкое и сложно диагностируемое осложнение после трансплантации почки, которое может привести к потере трансплантата и гибели реципиента, требующее разработки единого протокола лечения данного заболевания.

Материалы и методы. Пациенту Ч. 15 лет с диагнозом «хроническая болезнь почек 5‑й стадии в исходе стероидрезистентного нефротического синдрома с гематурией» выполнена трансплантация почки от прижизненного родственного донора. На третьи сутки после операции по данным лабораторных и инструментальных методов исследования выявлена дисфункция трансплантата почки. На основании проведенных обследований пациента установлена причина дисфункции трансплантата – идиопатический нефротический синдром в рамках ФСГС.

Результаты. Для лечения рецидива ФСГС пациенту была проведена конверсия иммуносупрессивной терапии с такролимуса на циклоспорин А, выполнено два введения ритуксимаба по 500 мг. С целью удаления антител к подоцитам проведено 10 сеансов терапевтического плазмообмена (Plasauto Sigma). На фоне проводимой терапии отмечено восстановление диуреза, снижение уровня креатинина и мочевины. Через 6 месяцев после пересадки почки функция трансплантата восстановлена полностью.

Заключение. Отсутствие рецидива ФСГС в течение полугода при проведении одного курса терапевтического плазмообмена с последующей его отменой после восстановления функции трансплантата позволяет рекомендовать разработанную методику для лечения ФСГС после трансплантации почки у детей.

 

67-75 70
Аннотация

Глубокая раневая инфекция тканей передней грудной стенки у пациентов после выполнения кардиохирургических вмешательств трансстернальным доступом, несмотря на интенсивное развитие хирургических технологий и совершенствование антибактериальной химиотерапии, остается актуальной проблемой во всем мире [1]. Частота встречаемости этого осложнения в общей популяции колеблется от 0,5 до 4% [2, 3]. Несмотря на разработанные подходы в лечении кардиохирургических пациентов, терапия глубокой раневой инфекции грудины и окружающих тканей после трансплантации сердца представляет собой достаточно серьезную и актуальную проблему. В данной работе представлено клиническое наблюдение пациента после трансплантации сердца, осложнившееся глубокой раневой инфекцией послеоперационной раны. Стратегия этапного хирургического лечения остеомиелита грудины заключалась в хирургической обработке раны, местном лечении раны вакуумными повязками и реконструктивной операции на заключительном этапе (реостеосинтез грудины, пластика раны передней грудной стенки перемещенными кожно-фасциальными лоскутами).

76-83 108
Аннотация

Актуальность. Неалкогольная энцефалопатия Вернике встречается при различной соматической патологии, сопровождающейся недостаточным поступлением, избыточной экскрецией или нарушением метаболизма тиамина. Описано крайне мало случаев этой патологии при хронической болезни почек (ХБП). Представлен уникальный случай неалкогольной энцефалопатии Вернике у пациента с трансплантированной почкой.

История болезни. Пациент перенес трансплантацию почки в 2008 г. Амбулаторное наблюдение у нефролога нерегулярное. Функция почечного трансплантата сохранялась относительно стабильной: креатинин крови 200–240 мкмоль/л, расчетная скорость клубочковой фильтрации 40–30 мл/мин, плазменная концентрация такролимуса имела тенденцию к повышению (5,7–7,6–8,4– 10,4 нг/мл), при повторной биопсии трансплантата (в 2015 г. и в 2017 г.) определялась хроническая токсичность ингибиторов кальциневрина. Ухудшение состояния в конце января 2020 г.: повышение температуры тела до 38 °С, тошнота, рвота, неоформленный, водянистый стул до 5 р/сут, потеря в весе до 8 кг, снижение диуреза. Через несколько дней появились двоение в глазах, шаткость походки, затем обездвиженность. Результаты биохимического обследования: калий 3,8 ммоль/л, натрий 139 ммоль/л, альфа-амилаза 159 ед/л (норма 0–100 ед/л), креатинин 242 мкмоль/л, мочевина 13,2 ммоль/л; ультразвуковые признаки панкреатита. Магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга: двустороннее диффузное поражение среднего мозга, таламусов и мозжечка. На основании клинической картины и результата МРТ головного мозга диагностирована энцефалопатия Вернике. Проводилось парентеральное введение тиамина с хорошим эффектом.

Заключение. Обсуждаются возможные механизмы развития энцефалопатии Вернике у пациента. Необходима настороженность в отношении данного заболевания при возникновении метаболических нарушений у пациентов с ХБП.

84-87 81
Аннотация

Представлен клинический случай мочекаменной болезни трансплантированной почки. Пациенту с диагнозом «хроническая болезнь почек 5-й стадии» в исходе аутосомно-доминантной поликистозной болезни почек после билатеральной нефрэктомии выполнена трансплантация почки со стентированием мочеточника трансплантата. Через 2 месяца после операции был выявлен камень в верхней трети мочеточника трансплантата, осложненный некрозом этого участка. Реконструктивно-пластическая операция на мочеточнике трансплантированной почки с удалением конкремента позволила добиться желаемого клинического эффекта.

88-94 78
Аннотация

На сегодняшний день единственным эффективным способом лечения пациентов с циррозом является трансплантация печени. В связи с отсутствием других эффективных, альтернативных методов терапии поиск и разработка новых технологий лечения является актуальной проблемой. Развитие клеточных технологий перспективно для использования в клинической практике. На примере данного наблюдения показана безопасность и эффективность технологии клеточной терапии для продленного нахождения пациентки с циррозом в листе ожидания трансплантации печени. После внутрипортального введения мононуклеарных клеток аутологичного костного мозга отмечена стабилизация цирроза печени по шкалам CTP, MELD-Na на протяжении 22 мес. наблюдения, что позволило дождаться донорского органа и успешно выполнить трансплантацию печени.

ИСКУССТВЕННЫЕ ОРГАНЫ 

95-103 70
Аннотация

Целью исследования явилось обоснование конструкции самораскрывающегося транскатетерного протеза клапана аорты на основе биоматериала, стабилизированного диглицидиловым эфиром этиленгликоля, с использованием численного моделирования и серии натурных экспериментов с рабочими прототипами для определения состоятельности предложенных конструктивных решений.

Материал и методы. В работе использовали численные компьютерные модели разрабатываемого протеза клапана аорты, предназначенного для транскатетерной имплантации, а также прототипы наиболее перспективных концептов для серии натурных испытаний. Компьютерные трехмерные модели подвергали численному анализу в среде Abaqus/ CAE (Dassault Systemes, Франция) на основе метода конечных элементов с итеративной оптимизацией дизайна и повторным проведением численных экспериментов. Физические прототипы транскатетерного протеза подвергали серии механических испытаний на осевое и радиальное сжатие, а также испытаниям на гидродинамическом стенде Vivitro (Vivitro Labs, Канада) в условиях имитации нормального потока. Все исследования проводили в сравнительном аспекте с аналогичным транскатетерным протезом клапана аорты (контроль) – биопротезом CoreValve™ (Medtronic, Inc., США).

Результаты. Компьютерное моделирование демонстрирует значения напряженно-деформированного состояния, существенно не превышающие критических уровней (628 и 756 МПа против порогового значения 1080 МПа) для двух основных концептов опорных каркасов. Усталостная прочность на основе вычисления среднего и переменного напряжений, соответствующих нормо- и гипертоническим состояниям на основе диаграмм Гудмана, не выявила превышения пороговых значений – области разрушения после 200 млн циклов. Гидродинамические характеристики рабочих прототипов, изготовленных на основе компьютерных моделей, соответствуют данным тестирования клинического биопротеза CoreValve™: полученная эффективная площадь отверстия составила 1,97 см2, средний транспротезный градиент 8,9 мм рт. ст., объем регургитации 2,2–4,1 мл/цикл в зависимости от модели прототипа.

Заключение. В целом проведенные экспериментальные работы показали состоятельность концептов, в т. ч. с позиции реализации створчатого аппарата на основе ксенотканей, обработанных диглицидиловым эфиром этиленгликоля.

РЕГЕНЕРАТИВНАЯ МЕДИЦИНА И КЛЕТОЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ 

104-113 75
Аннотация

Цель. Исследовать эффективность сверхкритического диоксида углерода (ск-СО2) для снижения цитотоксичности биополимерных скаффолдов из биодеградируемых материалов и тканеспецифических скаффолдов из децеллюляризованных фрагментов печени свиньи (ФПс) или мелкодисперсных частиц хряща свиньи (МДЧХс).

Материалы и методы. Биополимерные скаффолды из композиции сополимера поли(оксибутирата-со-оксивалерата) и желатина, диаметром 4 мм и длиной 80 мм формировали методом электроспиннинга (NANON-01A, MECC CO, Япония) и стабилизировали в парах глутарового альдегида в течение 48 ч при комнатной температуре. Для децеллюляризации ФПс и МДЧХс инкубировали при периодическом перемешивании в буферных (рН = 7,4) растворах додецилсульфата натрия (0,1%) и Triton Х-100 с повышающейся концентрацией (1, 2 и 3%). Обработку в атмосфере ск-СО2 проводили при давлении 150–300 бар, температуре 35 °С, скорости потока ск-СО2 0,25–2,5 мл/мин в течение 8–24 ч. В качестве модификатора полярности применяли этанол в концентрации 10%. Цитотоксичность оценивали согласно межгосударственному стандарту ГОСТ ISO 10993-5-2011. Исследование пролиферации фибробластов мыши линии NIH/3T3 в присутствии образцов проводили с применением интерактивной оптической системы IncuCyte Zoom.

Результаты. Исследовано влияние скорости потока и давления ск-СО2, а также добавление этанола на снижение цитотоксичности скаффолдов. Установлено, что обработка при низкой скорости потока ск-СО2 (0,25 мл/мин) не приводит к требуемым значениям цитотоксичности. Полного отсутствия цитотоксичности биополимерных скаффолдов удается достичь в присутствии 10% этанола, при скорости потока ск-СО2 2,5 мл/мин, давлении 300 бар, температуре 35 °С после 8 ч обработки. Эффективное удаление цитотоксичных детергентов из децеллюляризованной печени происходит уже при давлении 150 бар и не требует применения этанола. Добавление этанола к ск-СО2 позволяет устранить не только цитотоксическое, но и цитостатическое действие тканеспецифических скаффолдов.

Заключение. Обработка ск-СО2 является эффективным способом снижения цитотоксичности трехмерных пористых матриксов, получаемых с применением цитотоксических веществ: бифункциональных сшивающих агентов для биополимерных скаффолдов и поверхностно-активных веществ в случае тканеспецифических матриксов. Добавление этанола в качестве модификатора полярности позволяет повысить эффективность обработки за счет устранения как цитотоксического, так и цитостатического эффекта.

114-121 66
Аннотация

Введение. Иммуномодулятор Галавит® является перспективным отечественным препаратом для профилактики и лечения ряда инфекционных заболеваний. Ранее авторами была разработана и исследована in vitro его новая лекарственная форма – трансдермальная терапевтическая система (ТТС). Положительные результаты экспериментов позволили перейти к изучению фармакокинетических параметров ТТС Галавит® на животных.

Целью данной работы является сравнение фармакокинетических параметров внутримышечного и трансдермального введений иммуномодулятора Галавит® в экспериментах на животных.

Материалы и методы. В качестве субстанции использовали аминодигидрофталазиндион натрия в виде порошка для приготовления раствора для внутримышечного введения 100 мг (торговое название Галавит®, производитель ООО «СЭЛВИМ»). Изучение фармакокинетики при трансдермальном и внутримышечном введениях выполняли на кроликах-самцах породы Шиншилла массой 4,5–5,0 кг. Определение концентрации аминодигидрофталазиндиона натрия в плазме крови животных производили методом высокоэффективной жидкостной хроматографии по специально разработанной методике.

Результаты. В отличие от инъекционного способа введения при чрескожном введении аминодигидрофталазиндиона натрия наблюдается длительное и равномерное поступление лекарственного вещества (ЛВ) в организм. При этом максимальная концентрация препарата Галавит® в крови для доз 40 мг – 0,172 ± 0,054 мкг/мл и для 80 мг – 1,16 ± 0,22 мкг/мл сохраняется на постоянном уровне в течение 9 и 8 часов соответственно. Относительная биодоступность трандермальной терапевтической системы Галавит® составила 0,65 и 1,06 для тех же доз.

Заключение. Показано, что аппликация трансдермальной терапевтической системы Галавит® 80 мг обеспечивает биодоступность, аналогичную внутримышечному введению данного ЛВ в той же дозе. При этом значительно снижается его максимальная концентрация в крови и увеличивается время удержания препарата Галавит® в организме более чем в 10 раз, что может способствовать пролонгированию лекарственного эффекта. В связи с возрастанием в настоящее время интереса к применению иммуномодулятора Галавит® при коронавирусной инфекции COVID-19 разработка и исследование новой лекарственной формы является перспективной задачей.

122-136 85
Аннотация

Создание сосудистых протезов с атромбогенным и противомикробным покрытием является очень актуальным направлением.

Цель. Оценить биосовместимость и антимикробные свойства биодеградируемых сосудистых протезов различного полимерного состава с атромбогенным и противомикробным лекарственным покрытием.

Материалы и методы. Модифицирование поверхности биодеградируемых сосудистых протезов проведено через комплексообразование с поливинилпирролидоном, который был полимеризован с поверхностью полимерных каркасов посредством ионизирующего излучения в 10 и 15 кГр. Оценены физико-механические свойства и гемосовместимость. Проведены бактериологические исследования с использованием тест-штаммов грамотрицательных и грамположительных микроорганизмов: Klebsiella pneumoniae spp. ozaena № 5055, Escherichia coli ATCC 25922, Staphylococcus aureus АTCC 25923, Proteus mirabillis ATCC3177, Pseudomonas aeruginosa ATCC27853.

Результаты. Отмечено отсутствие влияния модифицирующих манипуляций с участием ионизирующего излучения на физико-механические характеристики биодеградируемых протезов. Сосудистые протезы с атромбогенным и противомикробным покрытием проявляли атромбогенные свойства при контакте с кровью, в 5–7 раз снижая агрегацию тромбоцитов (p < 0,05). Также на поверхности матриксов с лекарственным покрытием выявлено снижение адгезии и индекса деформации тромбоцитов (для протезов на основе PCL последний уменьшился в 1,9 раза относительно немодифицированных аналогов (p < 0,05), на основе PHBV/PCL – в 1,3 раза относительно немодифицированных аналогов и в 1,5 раза относительно матриксов с поливинилпирролидоном (p < 0,05). При проведении бактериологических исследований обнаружено местное ингибирующее действие в месте наложения на агар матриксов с катионным амфифилом. Зон задержки роста не выявлено. Полимерный состав матриксов и использованная доза ионизирующего излучения не привели к разнице в бактериостатических свойствах матриксов с амфифилом.

Заключение. Проведение полного цикла модифицирования поверхности полимерных биодеградируемых протезов на основе как PCL, так и композиции РHBV/PCL, привело к значимому повышению атромбогенных и противомикробных свойств протезов и не ухудшило физико-механические и биосовместимые свойства разрабатываемых конструкций.

137-146 61
Аннотация

Введение. Актуальной проблемой офтальмологии является дефицит донорских роговиц. Данный факт обусловливает поиск новых альтернативных путей для лечения патологий роговицы. Технологии децеллюляризации позволяют создавать роговичные тканеинженерные конструкции, которые могут решить проблему нехватки донорских роговиц.

Цель. Провести сравнительный анализ эффективных методов обработки роговичной лентикулы и создать оптимизированный и стандартизированный протокол децеллюляризации.

Материалы и методы. Для исследования были выбраны стромальные роговичные лентикулы, полученные после операции ReLEx SMILE. Параметры лентикул: толщина 77–120 мкм, диаметр 6,5 мм. Для обработки лентикулы использовали 3 протокола: 1) обработка 1,5 М хлоридом натрия с нуклеазами (NaCl); 2) 0,1% SDS (SDS); 3) обработка раствором Трипсин-ЭДТА с последующем двойным отмыванием в гипотоническом трис-буферном растворе с нуклеазами (Трипсин-ЭДТА). Оптические свойства лентикул определяли спектрофотометрически, где в качестве контроля служили образцы до децеллюляризации. Определение структуры стромы роговичной лентикулы после децеллюляризации происходило с помощью окрашивания гематоксилином и эозином, по Ван-Гизону и альциановым синим. Также в качестве дополнительного метода оценки состояния внеклеточного матрикса, а именно коллагена I, III, V и VI типов, проводили иммуногистохимический анализ криосрезов нативных обработанных лентикул. Флуоресцентная визуализация ядерного материла в исходных криосрезах производилась с помощью красителя Hoechst. Состояние ультраструктуры коллагеновых волокон оценивалось с помощью сканирующего электронного микроскопирования. Производили анализ количественного содержания ДНК в свежих лентикулах и в лентикулах после обработки.

Результаты. Все три протокола децеллюляризации эффективно удаляют ядерный и клеточный материал, остаточное содержание ДНК было < 50 нг/мг. Однако протокол с Трипсин-ЭДТА приводит к значительному повреждению структуры внеклеточного матрикса, что отрицательно сказывается на прозрачности роговичных тканеинженерных конструкций. Прозрачность образцов для протокола NaCl была приближена к нативным лентикулам.

Заключение. Для создания роговичной тканеинженерной конструкции протокол децеллюляризации NaCl представляется оптимизированным и может применяться для лечения различных патологий роговицы.

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ 

147-157 61
Аннотация

Повреждение почек у реципиентов сердечного трансплантата имеет сложную природу и несет в себе черты всех типов нарушения кардиоренального взаимодействия. Предшествующая трансплантации почечная дисфункция, острое повреждение почек в периоперационном периоде, а также факторы, связанные с трансплантатом и иммуносупрессией, определяют распространенность и тяжесть патологии почек в этой группе больных. В данном обзоре рассмотрены патофизиология нарушения функции почек при сердечной недостаточности, эпидемиология и классификации острого повреждения почек.

158-166 125
Аннотация

Актуальность. В настоящее время единственным способом лечения терминальной печеночной и почечной недостаточности является трансплантация. До 42% реципиентов печени и до 30% реципиентов почки имеют неврологические осложнения трансплантации. Острые симптоматические судорожные приступы (ОССП) занимают важное место в структуре неврологических осложнений раннего послеоперационного периода. Верификация причин приступов и управление рисками развития рецидива представляет собой актуальную задачу на современном этапе.

Цель. Обзор последних достижений в оценке, распространенности и подходах к лечению ОССП у реципиентов печени и почек.

Материалы и методы. Причины ОССП после трансплантации печени, почки разнообразны. Неспецифические причины приступов, такие как дисметаболические и волемические изменения, связанные с операцией трансплантации, известны широко. Также существуют специфические синдромы, связанные с судорогами, у реципиентов печени, почки – синдром задней обратимой лейкоэнцефалопатии, нейротоксичность ингибиторов кальциневрина, гипонатриемия в терминальной стадии печеночной недостаточности, гипокальциемия у реципиентов почки и др. Диагностика проводится по общим правилам, а лечение зависит от выявленной причины судорог. Управление острыми симптоматическими судорожными приступами предполагает назначение противосудорожных препаратов в соответствии с риском рецидива приступов, а также используется конверсия иммуносупрессии при выявленной нейротоксичности.

Результаты. Диагностический алгоритм, а зачастую и лечебные стратегии, в случаях ОССП у реципипентов печени, почки четко не определены.

Заключение. Множество причин ОССП диктует различия в лечебной тактике. Дальнейшее накопление и обобщение данных исходов ОССП позволит создать удобный алгоритм для быстрого определения причины и максимально эффективной лечебной тактики.

167-176 64
Аннотация

По мере улучшения выживаемости реципиентов сердца существенное значение для их прогноза приобретает более частое развитие злокачественных новообразований в позднем послеоперационном периоде. Иммуносупрессивная терапия – одно из ключевых условий, необходимых для успешной трансплантации, однако длительное использование иммунодепрессантов повышает частоту заболеваемости злокачественными новообразованиями по сравнению с общей популяцией. Риск их развития после трансплантации органов увеличивается в 2–4 раза по сравнению с популяцией в целом. Для пациентов, перенесших трансплантацию с 2000 г., риск развития злокачественных новообразований через 1–5 лет после операции оценивается в 10–12%. Своевременное комплексное обследование пациентов, разработка новых схем иммуносупрессии, лечение инфекций, предрасполагающих к развитию злокачественных новообразований, отказ от вредных привычек позволят снизить риски возникновения злокачественных новообразований и помогут диагностировать эти серьезные осложнения на ранних стадиях, что, в свою очередь, увеличит продолжительность жизни реципиентов солидных органов, в частности сердца.

177-182 62
Аннотация

Ведение реципиентов солидных органов требует значительного объема исследований и наблюдений на протяжении всей жизни реципиента, что сопряжено с накоплением больших массивов информации, требующей структурирования и последующего анализа. Такие информационные технологии, как машинное обучение, нейронные сети и другие инструменты искусственного интеллекта, позволяют анализировать так называемые «большие данные». Технологии машинного обучения основаны на концепции машины, имитирующей человеческий интеллект, и позволяют выявлять закономерности, недоступные традиционным методам. Примеры применения программ искусственного интеллекта в трансплантологии пока немногочисленны, но в последние годы их число заметно увеличивается. Представлен обзор данных современной литературы по применению систем искусственного интеллекта в трансплантологии.

СТАТЬИ 

ИНФОРМАЦИЯ 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-1191 (Print)
ISSN 2412-6160 (Online)