Preview

Вестник трансплантологии и искусственных органов

Расширенный поиск
Том 18, № 4 (2016)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.15825/1995-1191-2016-4

Страница главного редактора

Трансплантация органов

16-25 367
Аннотация

Введение. Одним из наиболее часто используемых методов временной механической поддержки кровообращения (МПК) при подготовке и выполнении трансплантации сердца (ТС) является вено-артериальная экстракорпоральная мембранная оксигенация (ВА ЭКМО) [Barth E. и соавт., 2012; Kittleson M.M. и соавт., 2011].

Целью исследования являлась оценка результативности применения периферической ВА ЭКМО как метода механической поддержки кровообращения у потенциальных реципиентов сердца, нуждающихся в неотложной трансплантации.

Материалы и методы. В исследование включили
125 потенциальных реципиентов сердца: 107 (86%) мужчин и 18 (14%) женщин в возрасте от 12 до 72 (43 ± 1,2) лет, которым была установлена система периферической ВА ЭКМО в период с 01.04.2011 г. по 12.08.2016 г. Показанием к началу применения являлась быстропрогрессирующая застойная сердечная недостаточность (ЗСН), соответствующая I или II уровню по классификации INTERMACS. Канюляцию бедренных сосудов выполняли как открытым (хирургическим), так и закрытым (пункционным) методом. Для канюляции бедренной вены использовали венозные канюли 23 и 25 F, для канюляции бедренной артерии – артериальные канюли 15 и 17 F. Во всех наблюдениях для профилактики ишемии нижней конечности на стороне канюляции бедренной артерии производили катетеризацию (однопросветный катетер 14 F) или канюляцию (артериальная канюля 8 или 10 F) поверхностной бедренной артерии в нисходящем (антероградном) направлении.

Результаты. В 100% (n = 125) наблюдений с целью проведения ВА ЭКМО использована периферическая методика канюляции. У 69 (55,2%) пациентов выраженность прогрессирующей ЗСН соответствовала I уровню, у 51 (40,8%) – II уровню по классификации INTERMACS. Во время ВА ЭКМО усредненная объемная скорость экстракорпорального кровотока составила от 2,2 до 4,5 (3,2 ± 0,4) л/мин или 1,6 ± 0,2 л/мин/м2 при усредненной скорости оборотов центрифужного насоса 3216 ± 105 в мин. 113 (90,4%) из 125 потенциальных реципиентов была выполнена ТС. Продолжительность применения ВА ЭКМО перед ТС (n = 113) составила от 8 ч до 40 (7,1 ± 2,7) суток: у 37 (32,7%) из 113 пациентов – до 3 суток, у 43 (38,1%) – от 4 до 7 суток, у 21 (18,6%) – от 8 до 14 суток, у 8 (7,1%) – от 15 до 21 суток, у 4 (3,5%) – более 3 недель. На фоне ВА ЭКМО, не дожив до ТС, умерло 12 (9,6%) из 125 потенциальных реципиентов (11 мужчин и 1 женщина, возраст которых составил от 21 до 63 (40 ± 4) лет). В 2 (16,7%) из 12 наблюдений причиной летального исхода явилась смерть головного мозга на фоне тромбоэмболического острого нарушения мозгового кровообращения. Большая часть пациентов (n = 10; 83,3%) погибла от прогрессирующей полиорганной недостаточности и сепсиса. У 6 из 12 пациентов имелись клинико-инструментальные проявления острой односторонней (n = 2) или двусторонней (n = 4) полисегментарной пневмонии.

Заключение. Периферическая ВА ЭКМО обеспечивает эффектный мост к трансплантации сердца у 90% потенциальных реципиентов, нуждающихся в предтрансплантационной МПК. Своевременность начала применения ВА ЭКМО до развития выраженных гемодинамических, органных, электролитных и метаболических нарушений создает предпосылки для успешного применения МПК у потенциальных реципиентов сердца.

33-42 545
Аннотация

Цель исследования. Оценить результаты трансплантаций сердца (ТС), выполненных в ФГБУ «Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» за шесть лет.

Материалы и методы. В период с 2010-го по 2015 год в Центре было выполнено 65 ТС. Средний возраст реципиентов составил 44,3 ± 14 лет (от 10 до 64 лет). В качестве «моста» к ТС у 7 пациентов перед пересадкой были имплантированы устройства вспомогательного кровообращения (УВК) Excor. Для индукции иммуносупрессивной терапии у 19 пациентов (29%) применялся антитимоцитарный иммуноглобулин, у 46 пациентов (71%) – базиликсимаб.

Результаты. У 5 (7,7%) пациентов, в связи с тяжелой правожелудочковой недостаточностью, в раннем периоде после ТС была установлена система ЭКМО. У 3 (4,6%) больных ввиду развития трикуспидальной недостаточности была выполнена пластика трикуспидального клапана по Батиста. Проведение сеансов заместительной почечной терапии после ТС потребовалось у 11 (16,9%) реципиентов. Всего за шестилетний период наблюдения у всех пациентов было выполнено 598 эндомиокардиальных биопсий (ЭМБ). В 286 (48%) случаях диагностировано клеточное отторжение трансплантата стадии R1 или R2. 30-дневная госпитальная летальность составила 3,1% (2 пациента). Выживаемость в отдаленном периоде составила: через 6 месяцев – 92%, через 1 год – 91%, общая выживаемость за 6 лет наблюдения – 89%. Максимальный срок наблюдения – 71 месяц.

Заключение. Шестилетний опыт ТС в нашем Центре показал высокий уровень выживаемости после операции. Имплантация УВК является «мостом» к ТС у больных с терминальной стадией ХСН. ЭМБ остается единственным эффективным методом диагностики острого отторжения трансплантата сердца. Через два месяца после ТС в структуре инфекционных осложнений увеличивается частота вирусной инфекции.

43-55 328
Аннотация

Введение. Родственная трансплантация фрагментов печени зарекомендовала себя как эффективный, безопасный и радикальный метод помощи при терминальных заболеваниях печени. Левый латеральный сектор (ЛЛС) печени донора используют для трансплантации детям раннего возраста. Впервые лапароскопическая методика изъятия левого латерального сектора была описана в 2002 году D. Cherqui. На сегодняшний день данная методика рутинно применяется лишь в пяти клиниках в мире. Однако ряд авторов считает ее новым стандартом выполнения данного вида оперативного вмешательства у прижизненного донора.

Цель работы. Проанализировать первый российский опыт лапароскопического изъятия левого латерального сектора печени у родственного донора.

Материалы и методы. С мая по сентябрь 2016 года выполнено 5 лапароскопических резекций ЛЛС у родственного донора. Во всех случаях донорами стали женщины (в четырех – мать, в одном – тетка). Реципиенты – дети в возрасте от 6 мес. до 3 лет с массой тела от 5,6 до 12,5 кг. Разделение печени выполнялось в условиях сохраненного кровообращения. Транссекция паренхимы выполнялась с использованием гармонического скальпеля, биполярной электрокоагуляции, а также ультразвукового диссектора.

Результаты. Средний возраст доноров составил 32 ± 5 лет. Среднее время операции 287 ± 16 мин. Средняя масса трансплантата ЛЛС была 220 ± 16 г. Интраоперационная кровопотеря не превысила 100 мл (95 ± 5 мл). Доноры были выписаны на 3–4-е послеоперационные сутки. Каких-либо послеоперационных осложнений не отмечалось. Реципиенты также характеризовались гладким течением послеоперационного периода.

Заключение. Лапароскопическая методика изъятия ЛЛС – эффективный и безопасный метод, обладающий рядом преимуществ. В первую очередь, это ранняя реабилитация доноров и сокращение сроков пребывания в стационаре, что имеет большое значение, учитывая, что донором является здоровый трудоспособный человек. Хорошая визуалиация анатомических структур, в том числе сосудистых и билиарных, позволяет выполнить их прецизионное выделение. Кроме того, важным аспектом является хороший косметический эффект.

56-65 340
Аннотация

Введение. Рост числа возрастных пациентов с терминальной ХСН приводит к увеличению их количества среди потенциальных реципиентов, нуждающихся в механической поддержке кровообращения и/или трансплантации сердца (ТС) [Abecassis M., Bridges N.D. et al., 2012].

Цель исследования: анализ собственного опыта выполнения ТС у реципиентов старше 60 лет.

Материалы и методы. В исследование включили 63 больных: 59 мужчин (93,3%) и 4 (6,7%) женщины, возраст которых составил от 60 до 74 лет (63,0 ± 0,8), масса тела – 76,6 ± 1,4 кг, площадь поверхности тела (D) – 1,7 ± 0,02 м2, индекс массы тела (ИМТ) – 23,4 ± 0,6. Показания к ТС: дилатационная кардиомиопатия – 24 (38,1%), ИБС – 34 (54,0%), гипертрофическая кардиомиопатия – 2 (3,2%), необратимая дисфункция сердечного трансплантата – 3 (4,7%). Выраженность ХСН соответствовала III ФК по NYHA у 46 (73,0%) и IV ФК у 17 (23,0%). Транспульмональный градиент составил 11,2 ± 2,7 мм рт. ст., легочное сосудистое сопротивление – 3,5 ± 1,3 ед. Вуда. В соответствии с алгоритмом UNOS неотложность выполнения ОТС соответствовала 1А статусу у 10 (15,9%) пациентов (ВА ЭКМО, n = 8, и имплантируемый обход левого желудочка, n = 2), 1Б статусу – у 21 (33,3%) и 2-му статусу – у 32 (50,8%). Реципиенты имели следующую сопутствующую патологию: артериальная гипертензия (АГ) (n = 51; 81,0%), сахарный диабет (СД) (n = 6; 9,5%), цереброваскулярная болезнь (n = 13; 20,6%), перенесенное острое нарушение мозгового кровообращения (n = 9; 14,3%), диализ-независимая почечная дисфункция (n = 21; 33,3%). До ТС 9 (14,2%) реципиентов перенесли различные оперативные вмешательства на органах грудной клетки, 2 (3,2%) – на головном мозге. В 100% наблюдений (n = 63) выполнили дистанционный забор сердечного трансплантата от мультиорганного донора (49 (77,8%) мужчин и 14 (22,2%) женщин). Возраст сердечного донора составил от 18 до 59 (34,3 ± 10,4) лет.

Результаты. Продолжительность лечения в условиях ОРИТ – от 4 до 15 (8,2 ± 0,5) суток. В 61,9% (n = 39) наблюдалось неосложненное течение раннего послеоперационного и госпитального периодов. Раннюю послеоперационную активизацию («ранняя» экстубация трахеи) на операционном столе выполнили у 32 реципиентов (50,8%) через 48 ± 6 мин после окончания оперативного вмешательства. У 2 (3,2%) реципиентов имела место ранняя дисфункция трансплантата, потребовавшая применения ВА ЭКМО. Осложнения, не связанные с дисфункцией трансплантата, развились у 24 (38,1%) реципиентов: преимущественно почечная дисфункция (n = 8; 12,7%), почечно-печеночная дисфункция (n = 4; 6,3%), инфекционные осложнения (бактериальная пневмония, n = 3; 4,8%), дисциркуляторная энцефалопатия (n = 9; 14,3%). Потребность в постоянной заместительной почечной терапии (ЗТП) имели 12 (19,0%), из них 10 (15,9%) с восстановлением почечной функции. Программный гемодиализ применили в 2 (3,2%) наблюдениях. Госпитальная (n = 6; 9,5%) летальность была обусловлена синдромом полиорганной недостаточности и сепсисом. Выживаемость после 1 года составила 87,5%, 3 лет – 86,8%.

Заключение. Собственный опыт демонстрирует удовлетворительные показатели ранней и отдаленной выживаемости у реципиентов, которым трансплантацию сердца выполнили в возрасте 60 лет и старше.

66-70 270
Аннотация

Цель: оценить эффективность эндоваскулярной реваскуляризации миокарда у пациентов с хронической сердечной недостаточностью ишемического генеза, потенциальных кандидатов на трансплантацию сердца.

Материалы и методы. Представлена выживаемость 108 пациентов с ИБС, осложненной ХСН, после выполнения реваскуляризации миокарда путем чрескожного коронарного вмешательства (ЧКВ). Срок наблюдения составил 32,79 ± 6,2 месяца (от 3 до 126), возраст от 33 до 72 лет (58,9 ± 0,64), 102 мужчины, 6 женщин. ФИЛЖ – 34,9 ± 0,6%, КДО – 249,75 ± 4,9 мл, КСО – 163,27 ± 3,7 мл, митральная регургитация – 1,51 ± 0,07 балла. III ФК ХСН по NYHA имели 73% пациентов, 27% имели IV ФК ХСН. Определяли продолжительность и качество жизни после ЧКВ. Через 2–3 дня после ЧКВ оценивали динамику ЭхоКГ-параметров ЛЖ.

Результаты. На момент окончания исследования были живы 88 из 108 пациентов (81%), из которых 18 пациентам была выполнена трансплантация сердца (ТС). Повторная реваскуляризация была выполнена 19 (17%) пациентам. 20 пациентов погибли: от сердечно-сосудистых причин – 16 (15%, в том числе 4% от инсульта), 3 – от ТЭЛА, один – от онкологического заболевания. Выживаемость 90% составила 4,5 года, 50% выживаемость составляла 9 лет. Максимальный срок наблюдения на момент окончания исследования равен 126 месяцев. Период времени от первого ЧКВ до ТС составлял от 7,5 до 105 месяцев, среднее значение – 37 ± 7,5 мес. Средняя продолжительность жизни после ТС составила 54,9 ± 24,4 мес. Продолжительность жизни от первого ЧКВ составила 87,5 ± 36,9 мес. Все пациенты данной группы были живы к моменту окончания исследования.

Заключение. Эндоваскулярная реваскуляризация у пациентов с застойной сердечной недостаточностью ишемического генеза может служить «мостом» к ТС, в определенном числе случаев может рассматриваться в качестве альтернативы трансплантации.

71-76 337
Аннотация

Цель: определить связь концентрации биомаркеров sCD40L, PDGF-BB, PlGF-1, ST2 в плазме крови реципиентов сердца с наличием и выраженностью гистохимических и иммуногистохимических признаков отторжения сердечного трансплантата.

Материалы и методы. В исследование включены 98 пациентов с трансплантированным сердцем в возрасте от 12 до 69 (43 ± 14) лет, из них 78 мужчин. У 68 реципиентов до трансплантации сердца была диагностирована дилатационная кардиомиопатия, у 30 – ишемическая болезнь сердца. Концентрацию плацентарного фактора роста (PlGF-1), фактора роста тромбоцитов (PDGF-BB), растворимой формы лиганда CD40 (sCD40L) измеряли с использованием мультиплексной технологии; концентрацию стимулирующего фактора роста ST2 – с помощью иммуноферментного анализа.

Результаты. Концентрация каждого биомаркера не зависела от пола, возраста и диагноза до трансплантации. У 37 пациентов (по результатам 49 биопсий) были диагностированы признаки отторжения. Гистохимические признаки острого клеточного отторжения – у 30 реципиентов (в 41 биоптате): 1А – у 25 пациентов (в 34 биоптатах), 1В – у двух пациентов (в трех биоптатах), 3А – у четырех пациентов. Иммуногистохимические признаки антителоопосредованного отторжения выявлены у трех пациентов. Сочетание острого клеточного и гуморального отторжения обнаружено у четырех пациентов (в пяти биоптатах). Концентрация PDGF-BB, измеренная в день эндомиокардиальной биопсии, была достоверно выше у пациентов с отторжением (p = 0,02). У реципиентов сердца с уровнем PDGF-BB выше медианы (2473,7 пг/мл) риск отторжения был в 1,64 раза выше, чем у пациентов с уровнем ниже медианы. У реципиентов с концентрацией и ST2, и PDGF-BB, превышающей значения медианы, относительный риск отторжения возрастал до 2,11 ± 0,34 [95% ДИ 1,08–4,11]. Наибольшей диагностической значимостью в отношении отторжения трансплантата обладала панель из трех биомаркеров (sCD40L, PlGF-1, ST2): RR = 2,51 ± 0,38 [95% ДИ 1,18–5,3].

Заключение. PDGF-BB обладает умеренной прогностической значимостью в отношении отторжения трансплантированного сердца. Наибольшей диагностической значимостью обладает панель из трех биомаркеров: sCD40L, PlGF-1, ST2.

77-86 318
Аннотация

Введение. Увеличение доли трансплантатов, полученных от доноров с расширенными критериями (ДРК), ставит вопрос об оптимизации схем иммуносупрессивной терапии (ИСТ). Применение схем с включением m-TOR-ингибиторов при трансплантации почек (Тх почек) от ДРК позволяет снизить уровень циклоспорина (ЦсА), минимизируя его нефротоксичность. В настоящее время отсутствует четкий алгоритм использования комбинации ЦсА и эверолимуса в различных клинических ситуациях. Нами предпринята попытка обобщить собственный, первый в России, 5-летний опыт применения эверолимуса.

Материалы и методы. Были исследованы результаты пересадок контралатеральных почек (n = 41), полученных от ДРК, из числа этих реципиентов была сформирована группа сравнения (n = 19), пациенты которой получали стандартную ИСТ (ЦсА, микофенолаты, стероиды), и исследуемая группа (n = 22), пациенты которой получили контралатеральную почку и иммуносупрессию, с ранней (начиная с 90-го дня после ТП) конверсией от ММФ на эверолимус в дозе 1,5 мг/сут (целевая концентрация – 3–6 нг/мл). Одновременно с назначением эверолимуса снижалась дозировка неорала сразу на 50%, а затем в соответствии с целевой концентрацией (С0 30–50 нг/мл). Постепенно минимизировались доза стероидов у пациентов исследуемой группы.

Результаты. Обе группы были сопоставимы по уровню креатинина и СКФ до 3 месяцев после ТП. В результате введения новой схемы ИСТ в исследуемой группе к 60 месяцам после ТП креатинин составил 149,27 ± 42,68 мкмоль/л, в группе сравнения – 209,87 ± 39,56 мкмоль/л; р < 0,05. В контрольной группе отмечалось снижение СКФ до 27,50 ± 7,39 мл/мин/1,73 м2, в исследуемой – 46,21 ± 15,17 мл/мин/1,73 м2; р < 0,05.

Выводы. Ранняя конверсия на эверолимус показана в случаях Тх почек, полученных от ДРК. Разработанная схема позволяет минимизировать дозу ИКН, что снижает проявления нефротоксичности, без ущерба для общей эффективности терапии, обеспечивает профилактику ХТН, стабильную функцию почек в долгосрочном периоде, способствует выживаемости реципиентов и почечных трансплантатов.

Искусственные органы

87-92 365
Аннотация

Цель исследования: доказать принципиальную возможность увеличения скорости диффузии инсулина через кожу in vitro с предварительной аппликацией на нее микроигл.

Материалы и методы. В исследованиях in vitro была использована микроэмульсионная матричная трансдермальная терапевтическая система инсулина. Лекарственной субстанцией служил полусинтетический генноинженерный инсулин человека. Для усиления диффузионного потока лекарственного вещества были использованы аппликаторы, представляющие собой кремниевые микроиглы длиной 40 и 150 мкм на кремниевой подложке. Динамику выхода инсулина из трансдермальных терапевтических систем через неконсервированную кожу кролика изучали in vitro в стеклянных диффузионных ячейках Франца на анализаторе диффузии лекарственных препаратов HDT 1000 (Copley Scientifi c Ltd., Великобритания). Для отделения спектра поглощения инсулина от спектров поглощения собственных белков кожи при исследовании рабочих растворов гормона на спектрофотометре была использована методика мечения инсулина флуоресцеин изотиоцианатом.

Результаты. Показано, что количество инсулина, прошедшее через кожу in vitro из трансдермальной терапевтической системы за 20 часов, составляет 282,5 ± 61,1 и 372,3 ± 7 мкг после предварительной аппликации микроигл размером 40 и 150 мкм соответственно. Это в 1,4 и 1,9 раза больше по сравнению с трансдермальной системой без использования микроигл.

Заключение. Найдены условия применения микроигл (длина – 150 мкм, время предварительной аппликации – 1 ч) для повышения диффузии инсулина через кожу из модельной трансдермальной терапевтической системы.

93-101 312
Аннотация

С каждым годом возрастает актуальность использования систем вспомогательного кровообращения для лечения хронической сердечной недостаточности (ХСН). Ежегодно погибают более 20% пациентов из листа ожидания, так и не дождавшись донорского сердца. В нашей стране существует огромная потребность в системах механической поддержки сердца, однако приобретение зарубежных устройств связано с чрезмерными финансовыми затратами. Кроме этого, на сегодняшний день не существует ни одной системы, которая на 100% отвечала бы всем медико-техническим требованиям и обладала бы высокой безопасностью для пациента. Поэтому исследования в области разработки систем вспомогательного кровообращения являются актуальными и востребованными не только в нашей стране, но и за рубежом. Одним из перспективных направлений в этой сфере являются дисковые насосы вязкого трения, основанные на принципе работы насоса Тесла. В статье описаны создание и работа действующего макета дискового насоса. Результаты математических исследований и стендовых испытаний подтвердили, что расходно-напорные характеристики создаваемого насоса способны обеспечить необходимые параметры кровообращения. Полученные данные подтверждают перспективность выбранного направления исследований и дают основания для дальнейшей разработки и испытания этой модели насоса.

Обзор литературы

102-122 451
Аннотация

Важнейшими проблемами здравоохранения в индустриальном обществе являются повреждение и дегенерация суставного хряща, что связано с ограниченными возможностями ткани к регенерации. В обзоре подробно описаны существующие и разрабатываемые технологии восстановления и замещения поврежденных хрящевых тканей суставов. Дан анализ полученных результатов по двум основным направлениям: стимулирование регенерации поврежденной хрящевой ткани и выращивание элементов хрящевой ткани в биореакторах.

123-132 568
Аннотация

Главная проблема трансплантации – это дефицит донорских органов. Однако это не единственный вызов современной трансплантации. Остро стоят проблемы подбора оптимальной дозы иммуносупрессивных препаратов для конкретного пациента, предупреждения и купирования реакций отторжения трансплантата, продления срока жизни реципиентов и пересаженного органа. До сих пор ведутся исследования механизмов ишемически- реперфузионного повреждения донорских органов. Также неизвестно, чем на самом деле ограничивается жизнеспособность донорских органов, какие ключевые механизмы влияют на нее. Наступающая эра персонализированной медицины диктует необходимость разработки индивидуализированных подходов к решению этих и других проблем. Ключом к решению может послужить создание трансплантационных биобанков и проведение различных исследований на их основе. Биобанки – это один из ключевых компонентов персонализированной медицины, они позволяют проводить крупномасштабные популяционные исследования, поиск новых биомаркеров и терапевтических целей, разработку новых лекарств. Значимость этой относительно молодой отрасли многократно возросла за последние десятилетия, на смену небольшим коллекциям биологических образцов пришли крупные национальные и международные биорепозитории. Существуют биобанки разных типов и предназначений. В данной статье проведен системный обзор литературы, дана историческая справка, предложены определения понятия «биобанк», рассмотрены существующие варианты классификации, освещено современное положение отрасли, оценены перспективы создания трансплантационных биобанков.

133-145 336
Аннотация

Наиболее эффективным методом лечения сахарного диабета 1-го типа по-прежнему является аллотранс-плантация островков поджелудочной железы, которая при сочетании благоприятных условий (достаточное количество выделенных островков, удачная комбинация иммуносупрессивных препаратов) способна достичь инсулиннезависимости реципиентов на протяжении нескольких лет. Однако постоянный дефицит донорских поджелудочных желез и ограниченность выживания островков в организме реципиента не позволяют увеличить количество таких трансплантаций и повысить их эффективность. В настоящем обзоре дан критический анализ работ российских и зарубежных авторов по созданию тканеинженерных конструкций поджелудочной железы, направленных на решение трех главных проблем трансплантации островков поджелудочной железы: 1) дефицит донорского материала; 2) необходимость проведения иммуносупрессивной терапии; 3) непродолжительность выживания и функциональной активности пересаженных островков.

146-156 485
Аннотация

В статье представлен обзор литературы по различным аспектам некомпактной кардиомиопатии. Некомпактная кардиомиопатия – относительно редкое врожденное заболевание сердца, характеризующееся чрезмерным развитием трабекулярной сети и глубокими межтрабекулярными впадинами миокарда желудочков. Наиболее часто встречается неуплотненный миокард левого желудочка (НМЛЖ). НМЛЖ может быть изолированным или сосуществовать с другими кардиальными и системными аномалиями. Неуплотнение диагностируют, используя эхокардиографию или магнитно-резонансную томографию. Клинические проявления варьируют в широких пределах – от бессимптомных пациентов до пациентов с желудочковыми аритмиями, застойной сердечной недостаточностью и тромбоэмболиями. Некомпактный миокард является нерешенной клинической задачей в силу недостаточной точности неинвазивной диагностики и стратификации пациентов, определения прогноза и в ряде случаев – тактики их лечения.

157-169 606
Аннотация

В настоящее время для большинства пациентов с терминальной почечной недостаточностью пересадка почки является наилучшим методом заместительной почечной терапии (ЗПТ), который значительно увеличивает продолжительность и качество жизни. Прогресс в области органного донорства, хирургической техники, трансплантационной иммунологии и иммуносупрессии существенно улучшил непосредственные результаты трансплантаций. При этом отдаленная выживаемость трансплантатов в течение последних двух десятилетий практически не изменилась. Несоответствие между показателями отдаленной выживаемости реципиентов и трансплантатов привело к увеличению количества пациентов, утративших функцию пересаженной почки. Для большинства из них повторная трансплантация представляется оптимальным вариантом продолжения ЗПТ, хотя и сопряжена c большей частотой осложнений. При этом рекомендации по проведению ретрансплантации почки, основанные на принципах доказательной медицины, до сих пор отсутствуют. Настоящий обзор основан на материале 100 научных публикаций, посвященных различным аспектам планирования и выполнения ретрансплантации почки.

Информация



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-1191 (Print)
ISSN 2412-6160 (Online)