Preview

Вестник трансплантологии и искусственных органов

Расширенный поиск

Особенности личностных характеристик реципиентов после трансплантации сердца

https://doi.org/10.15825/1995-1191-2020-3-62-68

Полный текст:

Аннотация

Цель. Исследовать личностный психологический портрет пациентов после трансплантации сердца (ТС) в качестве первого этапа разработки персонифицированных программ реабилитации после пересадки сердца. Материалы и методы. С января 2010-го по июль 2019 г. было выполнено 129 ТС (средний возраст – 46,6 ± 14,1 года; 74% (n = 95) – мужчины, 26% (n = 34) – женщины). Одним из пунктов обследования в ЛОТС была консультация клинического психолога и врача-психотерапевта для исключения противопоказаний к операции. Для оценки личностных характеристик мы использовали стандартный многофакторный опросник Р. Кеттелла 16 PF (версия А), включающий в себя 187 вопросов. Критериями отбора в данное исследование были выполненная ТС и отсутствие тяжелых когнитивных нарушений, развившихся в посттрансплантационном периоде. Анкетирование пациентов проводили перед их выпиской из стационара – через 30–60 дней после ТС: в период полного восстановления после операции. В настоящем исследовании была выполнена ретроспективная оценка результатов у 107 пациентов (76 мужчин, 31 женщина). Результаты. При анализе личностного портрета выявлено, что более половины реципиентов были скрытными, недоверчивыми (фактор А – шизотимия) и сдержанными (фактор F – сдержанность; F2 – интроверт; F4 – конформность) с низким интеллектом (фактор В), нерешительными (фактор H – тректия), с низким суперэго (фактор G: безответственный, неорганизованный, непостоянный, переменчивый). По нашим результатам, 47% больных (18 пациентов из 38; 22 – пенсионеры) со слабой степенью развития фактора С («Слабость Я») работают по сравнению с 42% (29 из 69; 28 – пенсионеры) с сильной степенью фактора. Через 1 год после ТС количество физически активных пациентов было больше среди отличающихся низкой тревожностью по сравнению с высоко тревожными (41% (18 из 44) и 32% (20 из 63) соответственно, p = 0,41). Заключение. Личностные характеристики – это немодифицируемые черты больных, которые влияют на их поведение, возвращение к работе и социальной жизни, а также их физическое и психологическое восстановление после ТС. Знание личностных особенностей реципиентов позволит разрабатывать персонифицированный подход к их реабилитации и алгоритм своевременного обследования после ТС.

Об авторах

М. А. Симоненко
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Симоненко Мария Андреевна.

Адрес: 197341, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова, д. 2.

Тел. (921) 952-43-55.



П. А. Федотов
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



П. В. Широбокова
ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



Ю. В. Сазонова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



М. А. Борцова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



А. В. Березина
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



М. А. Карпенко
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России
Россия

Санкт-Петербург



Список литературы

1. Шиндриков РЮ, Щелков ОЮ, Демченко ЕА, Ситникова МЮ. Психосоциальный статус пациентов с хронической сердечной недостаточностью, ожидающих трансплантацию сердца. Вестник РУДН. Серия: Психология и педагогика. 2019; 16 (2): 163–180. doi: 10.22363/2312-1683-2019-16-2-163-180.

2. Heart Transplantation: overall. JHLT. 2018 Oct; 37 (10): 1155–1206.

3. Cattell HEP, Mead AD. The Sixteen Personality Factor Questionnaire (16PF), The SAGE Handbook of personality theory and assessment: Volume 2 – Personality Measurement and Testing, Chapter 7. 2008; 135–159. doi: 10.4135/9781849200479.n7.

4. Pfeifer PM, Ruschel PP, Bordignon S. Coping strategies after heart transplantation: psychological implications. Rev Bras Cir Cardiovasc. 2013; 28 (1): 61–68. doi: 10.5935/1678-9741.20130010.

5. Trevizan FB, de Oliveira Santos Miyazaki MC, Silva YLW, Roque CMW. Quality of life, depression, anxiety and coping strategies after heart transplantation. Braz J Cardiovasc Surg. 2017; 32 (3): 162–170.

6. Симоненко МА, Березина АВ, Федотов ПА, Сазонова ЮВ, Первунина ТМ, Лелявина ТА и др. Динамика физической работоспособности и качества жизни у пациентов после трансплантации сердца. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2018; 20 (1): 32–38. doi: 10.15825/1995-1191-2018-1-32-38.

7. Albert W, Hudalla A, Traue K, Hetzer R. Impact of heart transplantation in infancy and adloscence on quality of life and compliance. HSR Proceedings in Intensive Care and Cardiovascular Anestesis. 2012; 4 (2): 125–129.

8. Шевченко АО, Халилулин ТА, Миронков БЛ, Саитгареев РШ, Захаревич ВМ, Кормер АЯ и др. Оценка качества жизни пациентов с трансплантированным сердцем. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2014; 16 (4): 11–16. doi: 10.15825/1195-1191-2014-4-11-16.

9. Epstein F, Parker MM, Lucero A, Chaudhary R, Song E, Weisshaar D. Association of depression and anxiety before heart transplant with mortality after transplant: a single-centre experience. Transplant Research and Risk Management. 2017; 9: 31–38. doi: 10.2147/TRRM.S132400.

10. Saeed I, Rogers C, Murday A. Health-related quality of life after cardiac transplantation: results of a UK National survey with norm-based comparison. The Journal of Heart and Lung Transplantation. 2008; 27 (6): 675–681. doi: 10.1016/j.healun.2008.03.013.

11. Grady KL, Wang E, White-Williams C, Naftel DC, Myers S, Kirklin JK et al. Factors associated with stress and coping at 5 and 10 years after heart transplantation. J Heart Lung Transplant. 2013; 32 (4): 437–446. doi: 10.1016/j.healun.2012.12.012.

12. Rosenberger EM, Dew MA, Crone C, DiMartini AF. Psychiatric disorders as risk factors for adverse medical outcomes after solid organ transplantation. Curr Opin Organ Transplant. 2012; 17 (2): 188–192. doi: 10.1097/MOT.0b013e3283510928.

13. Grady KL, Andrei AC, Li Z, Rybarczyk B, White-Williams C, Gordon R et al. Gender differences in appraisal of stress and coping 5 years after heart transplantation. Heart Lung. 2016; 45 (1): 41–47. doi: 10.1016/j.hrtlng.2015.09.009.

14. Petrucci L, Ricotti S, Michelini I, Vitulo P, Oggionni T, Cascina A et al. Return to work after thoracic organ transplantation in a clinically-stable population. The European Journal of Heart Failure. 2007; 9: 1112–1119. doi: 10.1016/j.ejheart.2007.08.002.


Для цитирования:


Симоненко М.А., Федотов П.А., Широбокова П.В., Сазонова Ю.В., Борцова М.А., Березина А.В., Карпенко М.А. Особенности личностных характеристик реципиентов после трансплантации сердца. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2020;22(3):62-68. https://doi.org/10.15825/1995-1191-2020-3-62-68

For citation:


Simonenko M.A., Fedotov P.A., Shirobokova P.V., Sazonova Yu.V., Bortsova M.A., Berezina A.V., Karpenko M.A. Personality factors in heart transplant recipients. Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs. 2020;22(3):62-68. (In Russ.) https://doi.org/10.15825/1995-1191-2020-3-62-68

Просмотров: 106


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-1191 (Print)
ISSN 2412-6160 (Online)